Все ли дети одаренные? Интервью с Сергеем Кочережко

Сергей Кочережко – учитель истории из Самары. В 2015 году он стал абсолютным победителем Всероссийского конкурса «Учитель года России», а сейчас работает заместителем директора Самарского регионального центра для одаренных детей, где продолжает вести уроки.

В Лицей «Сириус» он приехал как эксперт школы-конференции для молодых педагогов «Эффективные модели управления образовательными системами» и провел открытый урок для учащихся Лицея и студентов школы-конференции на тему освоения космоса.

Мы узнали у Сергея Кочережко, каким должен быть хороший урок по ФГОС, как определить и развить одаренность в ребенке и как самому учителю понять, насколько он успешен в профессии.

– Что такое хороший урок и как его провести?

– Есть мифы о так называемом «уроке по ФГОС». Например, хороший урок – этот тот, в начале которого не учитель называет тему, а дети сами должны ее угадать. Или когда в качестве рефлексии вешаются смайлики на доску – неважно, 1-й это или 11-й класс. Или вместо сценария урока должна быть технологическая карта.

В действительности урок по ФГОС – тот, который достигает образовательных результатов: предметных, метапредметных и личностных. В соответствии с законом «Об образовании в Российской Федерации», в способах их достижения учитель свободен.

На интересном уроке дети хотя бы несколько раз удивятся. Аристотель полагал, что без удивления нет познания. Для этого нужно привести какой-нибудь интересный факт или противоречие. Например, когда мы изучаем эпоху Ивана Грозного, возникает вопрос: он 20 лет вел Ливонскую войну, полстраны мучил опричниной, захватил Новгород, – но ни одного восстания не было. А Борис Годунов во время голода раздавал людям хлеб из государственных хранилищ, но его считали незаконным, нечестивым царем. Почему так происходит? Когда мы поймали интерес детей, можем ставить проблемный вопрос или учебную задачу, на решение которой будет направлена вся деятельность на уроке.

На мой взгляд, хороший урок – всегда про человека. Желательно вызвать у ребенка эмоциональные переживания. Это легко сделать на истории и литературе, но сложно по поводу синусов, косинусов или химических элементов. Математикам и физикам нужно искать способы хотя бы несколько минут поговорить с детьми о судьбе какого-нибудь ученого, о его сложном выборе. Высший пилотаж, когда ребенок ставится в ситуацию выбора: а ты бы как поступил на месте этого человека?

Мы разбирали такой кейс: знаменитый математик Григорий Перельман был удостоен премии в миллион долларов за доказательство гипотезы Пуанкаре. Перельман отказался, так как опирался на труды американского математика Ричарда Гамильтона и считал, что и Гамильтон в не меньшей степени достоин этой премии. Но когда Гамильтон за ту же работу получил китайскую премию Шао, ни про какого Перельмана он говорить не стал. Возникает вопрос: как бы поступил каждый из нас?

Ученики задумываются, и это самое важное – когда видишь работу мысли на лице. Многие учителя гонятся за внешними проявлениями активности: чтобы дети тянули руки, пересаживались из группы в группу, участвовали в физкультминутках. Но деятельность может происходить и в голове человека.

На любом уроке хотя бы пару минут мы должны поговорить об общечеловеческих ценностях. Во ФГОС эти ценности перечислены: патриотизм и любовь к Родине, уважение к окружающей среде, толерантность. Мне кажется, там не хватает самого важного – ценности человеческой жизни.

– О чем помнить при подготовке к уроку и когда менять содержание и методику?

– В первую очередь, надо обновлять содержание. Если ты не знаешь предмет и тебе нечего сказать детям, любые формы и методы становятся ничтожными и бессмысленными.

Учебники в этом не помогают. Современные учебники истории и те, по которым учился я сам, часто совпадают на 90%, хотя археология и историческая наука давно продвинулись вперед и наши представления о предках изменились. Учитель должен сам найти информацию: послушать лекции докторов наук, прочитать несколько книжек и модернизировать свои материалы. По каждой теме это нужно делать раз в 5–6 лет.

– Как определить одаренность в школьниках?

– Месяц назад в самарском региональном центре для одаренных детей «Вега» прошла всероссийская конференция «Педагогика одаренности». На секции «Как диагностировать одаренность?», где выступали кандидаты и доктора наук, а я был модератором, представили самый широкий набор способов. От самого простого – «набери 15 000 грамот и пройдешь на конкурс» – до медицинских исследований активности мозга.

Там возник интересный вопрос: «Все ли дети талантливы?» 75% слушателей нашей аудитории сказали, что все, 25% – что нет. Я 10 лет работаю в школе и тоже думаю, что не все дети одаренные. Если считать, что все, это размывает само понятие таланта. Для меня одаренный ученик – тот, кто мотивирован, заинтересован и трудится не ради отметки, а ради чего-то большего. Такому ребенку я готов уделить много внимания за пределами учебной программы.

– Что вы думаете об одаренных лентяях, которые все схватывают на лету, но не стараются?

– Может быть, они где-то в глубине и одаренные, но вряд ли достигнут существенных успехов. Разным знаменитостям приписывается фраза, что гений – это 1% таланта и 99% пота. Я полагаю, что так и есть. Если ты одарен в спорте, но лежишь на диване и толстеешь, твой талант останется только в воспоминаниях.

– Если учитель считает, что ребенок одарен, каковы должны быть его дальнейшие действия? Нужно мотивировать на участие в олимпиадах, отправлять в «Сириус»?

– Сначала надо действовать в зоне его ближайшего развития, рекомендовать книжки и лекции, которые заведомо превосходят его уровень, чтобы он тянулся к новому. В России много способов себя проявить: конкурсы, образовательные центры, всероссийская олимпиада школьников. Нужно так построить работу, чтобы не учитель звонил ребенку: «Ты помнишь, что у тебя завтра олимпиада?», а ребенок сам приходил и говорил: «Я хочу участвовать в этой олимпиаде».

– Как понять для самого себя, успешен ты  как педагог или нет?

– Во ФГОСах сформулированы ожидаемые результаты обучения, и ты можешь условно проверить, достигнуты они или нет. Проще всего диагностировать предметные результаты: например, знает ли ученик три причины войны 1812 года. Для этого есть ЕГЭ, олимпиады. Но измерить личностные и воспитательные результаты линейкой невозможно. Учитель – это профессия дальнего действия.

В России 40 000 школ и 1 000 000 учителей. Я шучу, что мы не можем среди 145 миллионов россиян найти 11 хороших футболистов, а хотим найти 1 000 000 человек, которые будут не просто знать предмет, но и вдохновенно рассказывать о нем детям. Это очень сложно.

Конечно, учитель должен быть рефлексирующим человеком, который понимает, что он не идеал и совершает педагогические ошибки, но стремится расти профессионально и личностно. Некоторые живут с пониманием того, что они лучшие в мире педагоги и не могут совершить в жизни ни одной ошибки. Не дай бог, чтобы моя дочь, которая в этом году идет в 1-й класс, попала к таким учителям.

С другой стороны, если учитель – функция, то он никогда не воспитает личность. В отличие от того, кто имеет собственное мнение по поводу происходящих вокруг событий и не боится его высказать, умеет его доказать. В педагогике абсолютных истин нет и быть не может, все относительно и субъективно, но у такого учителя дети имеют больше шансов стать успешными.